История создания Православного семейного клуба трезвости (протоиерей Алексий Бабурин)

протоиерей Алексий БабуринТак сложилось, что я стал работать с наркологическими больными не по своей воле. Более того, когда я поступил на службу в кардиологический центр после окончания медицинского института, то своему научному руководителю выразил желание заняться кардионеврозами (очень модной тогда темой). Но профессор В.П. Зайцев, у которого я работал тогда, сказал: «Твоей научно-исследовательской темой будет табакокурение». Ох, как я возмущался, как бунтовал… Но, делать было нечего, это был социальный заказ, я работал в Центре по распределению, уйти было нельзя, и я смирился. А через некоторое время профессор вызвал меня к себе и сказал: «Будешь моим заместителем в комиссии ВКНЦ по борьбе с пьянством и алкоголизмом». Стал, куда денешься.

Потом, когда я уже по призыву Церкви пришел служить в Храм Божий (сначала в качестве чтеца, потом дьякона и затем священника), то думал, что с медициной покончено. И вдруг через два месяца после моей иерейской хиротонии, в октябре 1989 года, священноначалие направило меня в составе делегации РПЦ в Волгоград на Всесоюзный съезд главных наркологов. Затем я участвовал в двух советско-американских конференциях по проблеме алкоголизма и наркомании в Свято-Даниловом монастыре. С ноября 1989 г. начал работать по совместительству в наркологическом диспансере №11 г. Москвы. Там я занимался сначала лечением табакокурильщиков, а потом уже и наркоманов. Пока я служил вторым священником в Аннозачатьевской церкви г. Чехова, работа с наркологическими больными осуществлялась только на базе диспансера, а с 14 февраля 1990 года, когда меня назначили настоятелем Никольского храма села Ромашково Одинцовского района Московской области, она стала проводиться и на приходе. 

Следующая станция: Ромашково

28 сентября 1991 г. мы заключили четырехсторонний договор между главными врачами Центральной Одинцовской больницы, Ромашковской сельской больницы, Наркологического диспансера №11 города Москвы, хозрасчетным Центром «Возрождение» и приходом Никольской церкви села Ромашково Одинцовского района Московской области.

Согласно этому договору, на базе Ромашковской больницы была организована терапевтическая община для больных наркоманией и стационар для больных алкоголизмом и тем самым было положено начало созданию Православного наркологического центра при Никольском храме села Ромашково.

В августе 1992 года в ромашковскую общину приезжает из Парижа Пьер де Парсево, католический священник, много лет работающий с наркоманами и организовавший во Франции целую сеть лечебных общин. В книге отзывов осталась его запись: «Был счастлив побывать здесь, в центре помощи наркоманам и их семьям. Пусть будет удачным ваше начинание. Главное – вернуть больному человеческое достоинство и освободить родственников от чувства вины. Желаю успехов в развитии реабилитационной общины и в реставрации храма. Надеюсь, мой визит послужит дружеской связью между нами, взаимным стимулом в помощи наркоманам, которой каждый из нас занимается по мере сил. Да хранит и благословит вас Господь.

Отец де Парсево, вице-президент Национального семейного общества борьбы с наркоманией». ()

Рядом – запись одного из подопечных отца Пьера: «Рад познакомиться с батюшкой Алексием, первым священником-психиатром, которого я встретил за три посещения России...». Подпись – «Реми Перво, «шизоидная личность» – цитата из моей истории болезни». ()

Все было бы хорошо, но, увы, постепенно со стороны наиболее консервативной части врачей общесоматического стационара стало нарастать противостояние и даже неприятие к нашему контингенту и к нам самим. Да и их понять можно. Представьте: обследует терапевт наркомана и интересуется, кем тот работает. «Я — вор», — непринужденно отвечает парень. Какой может быть реакция врача? Его пронизывает мысль и желание проверить: все ли на месте? После 2-3-х подобных откровений у медперсонала возникает паническое состояние и желание побыстрее избавиться от таких «пациентов». Но этого мало, тут ещё рядом с «неудобными» клиентами оказываются почему-то священники. Прямо скажем, ситуация библейская: «Книжники же и фарисеи роптали и говорили Его ученикам: зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками?» (Лука 5, 30). Исход был предрешен. По стечению обстоятельств, в октябре 1992 г. закрывают наркологический диспансер №11 г. Москвы и договор с администрацией ромашковской сельской больницы естественным образом не пролонгируется. Таким образом, наши попытки закрепить за терапевтической общиной стационар не увенчались успехом.

Первые ласточки. Первые неудачи.

5 декабря 1992 года в Ромашково открылся первый семейный клуб трезвости, который возглавила бывший главный врач Московского наркологического диспансера №11 Марина Николаевна Карпова. За ним появились другие, которыми руководили операторы, прошедшие подготовку в Италии. Вскоре нам удалось организовать курсы и в России. Ренцо Де Стефани и его коллеги обучили в общей сложности более 150 руководителей клубов. Работа клубов осуществлялась в рамках Православного центра наркологической помощи «Солидарность» при церкви Святителя Николая Чудотворца в с. Ромашково. По началу было около трех десятков клубов, но энтузиазм без материальной поддержки быстро иссяк.

В столице до сих пор функционирует клуб «Возрождение» Марины Карповой и клуб «Радуга» Александра Глазова, а под Москвой – наша община трезвости, которая уже очень не похожа на итальянского своего собрата.

Почему всё так вышло? Прежде всего, полагаю, у нас не было достаточных средств, чтобы создать информационный и координационный центр, шли бесплодные споры в отношении нашего статуса – то ли общественная организация, то ли церковная. На требующую полной отдачи безвозмездную работу в наших и без того тяжелых условиях оказались готовы немногие, еще меньше таких, кто понимал необходимость совместных действий по благословению священноначалия РПЦ.

Все стали работать сами по себе, а хотелось бы, чтобы это начинание вылилось в движение, как в Италии, Югославии, в других странах.

Надо сказать, что Православный центр наркологической помощи при Никольской церкви в Ромашкове неоднократно обращался за помощью в различные государственные и общественные организации, но, кроме формального признания и одобрения его деятельности никаких дальнейших шагов по сближению и поддержке сделано не было. Справедливости ради следует отметить, что только Пенсионный Фонд Московской области однажды материально нас поддержал.

Требуются расклейщики объявлений. Дом Милосердия не требуется

Есть еще одна причина наших неудач, но ее я осознал значительно позже. Осознание пришло после того, как я сопоставил два события из приходской жизни.

1 декабря 1999 года Его Святейшество, Святейший Патриарх Алексий II благословил меня участвовать в деятельности Регионального общественного движения по противодействию распространению наркотиков в молодежной среде «Дети без наркотиков» (Президент — С.Е. Дронов). Помню вскоре, генерал Родионов, С.Е.Дронов и я отправились в Администрацию города Одинцова с тем, чтобы получить разрешение на организацию Реабилитационного центра для подростков в Ромашково. Л.С. Гурина запротестовала, сославшись на то, что ромашковцы взбунтуются, и отказала в нашей просьбе. Мы не поверили в искренность такого аргумента, но делать было нечего. Забегая вперед, скажу, что спустя через четыре года я убедился в правоте Л.С.Гуриной. Непостижимым образом, в день, когда в Зале Церковных соборов Храма Христа Спасителя в присутствии авторитетнейших медиков страны Министр здравоохранения РФ Шевченко Ю. награждал митрополита Сергия (Фомина), протоиерея Аркадия Шатова, Черкасову А.Е. и меня медалью «За заслуги перед отечественным здравоохранением» (приказ Минздрава РФ № 268-Л от 21.03.2003), в Ромашкове расклеили объявления: «Не дадим отцу Алексею строить у нас Дом милосердия для наркоманов!». Надо сказать, даже мне ничего не было известно до последнего момента о церемонии награждения, а местные жители уже знали, когда и как нанести ответный удар.
Таким образом, из-за бытующих у населения разного рода предубеждений, предложенная нами программа, оказалась до сих пор не востребованной. А духовная помощь наркологическим больным и их семьям продолжала оказываться в ромашковской общине трезвости в пределах церковной ограды – в самом буквальном смысле этого слова.

А старец потчевал сахаром

Это были не единственные наши трудности. Много пришлось вынести вражьих нападок и на себе лично и на семью. Благодарение Богу, как-то мне на Святой Земле довелось беседовать с прозорливым старцем схиархимандритом Серафимом. Отец Серафим — на протяжении пяти десятилетий был настоятелем Лавры преподобного Саввы Освященного и пользовался огромным авторитетом во всем мире. Господь сподобил меня говорить с ним о наркомании и алкоголизме. Когда батюшка заговорил о том, что наркомания вылечивается только воцерковлением, в моей душе всё возликовало – для меня это было подтверждением правильности избранного нами пути в реабилитации наркологических больных. Узнав, что я по образованию врач и многие годы занимаюсь наркологией, отец Серафим прочитал надо мной специальную молитву, трижды благословил мою голову и тем самым придал мне сил, которых так не хватало мне в духовном врачевании страждущих.
А однажды с отцом Валерианом Кречетовым я сподобился побывать у отца Николая Гурьянова. Я ему поведал о своих проблемах, а он меня утешил, сказав, что все будет хорошо, т.к. дело, которым я занимаюсь благое. Вдобавок потчевал нас с батюшкой весь день сахаром.
22 февраля 1995 г. по предложению Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, Синод Русской Православной Церкви учреждает Орден Святого Мученика Трифона, которым по представлению Ассоциации награждаются люди, внесшие большой личный вклад в борьбу с наркоманией, алкоголизмом и другими разрушительными явлениями в духовной жизни общества. Вскоре Патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил орденом наиболее активных участников в антинаркотической деятельности. Тогда же орден был вручен и мне, что означало признание заслуг нашего Центра перед обществом.
В августе 1995 года я принимаю решение преобразовать Православный центр наркологической помощи в общину трезвости и уже в сентябре начинаю лично проводить встречи для людей, пожелавших собираться при храме в Ромашково.

И снова о методике

С 21 по 24 октября 1996 года в Москве прошла международная конференция «Культурно-исторический подход: развитие гуманитарных наук и образования», посвященная 100-летию Л.С. Выготского. Мне посчастливилось выступить на ней с сообщением о нашем семейном клубе трезвости. Я рассказал как мы организовали работу и поделился её впечатляющими результатами. Меня засыпали вопросами: «В чем секрет используемой нами методики?». К научному анализу сути того, за счет чего на встречах людей в общине происходит формирование установки на трезвость, я еще не был готов. Меня выручила Т.А.Флоренская. Она взяла слово и доходчиво всем объяснила, что подход, к которому мы прибегаем во врачеваниии людей пристрастившихся к психоактивным веществам, зиждется на принципах духовно ориентированного диалогического собеседования, была посвящена её докторская диссертация.

Традиции милосердия

В докладе Юбилейному архиерейскому собору (Москва, 13 — 16 августа 2000 года) «О деятельности отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата в межсоборный период (1997-2000 гг.)» митрополит Сергий (Фомин) сказал: «Сегодня назрела острая необходимость вернуться к методам и опыту церковного врачевания социальных недугов общества. Имеющийся опыт борьбы за народную трезвость и воздержание, накопленный прежде в лоне Русской Православной Церкви, становится сегодня как никогда актуален. Возрождение этих традиций при участии Отдела по церковной благотворительности и НИИ наркологии Министерства здравоохранения можно видеть на примере приходов Московской епархии — храма святых мучеников Флора и Лавра и храма святителя Николая в селе Ромашково, где действуют терапевтические общины (семейные клубы) трезвости и воздержания на основе опыта церковного врачевания недугов пьянства».

С 22 ноября 2000 года по благословению Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Ювеналия, митрополита Крутицкого и Коломенского община трезвости при Никольской церкви с. Ромашково преобразована в АНО Душепопечительский центр для наркологических больных имени преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны Дом милосердия.

Слава Богу, мы не одиноки. В православной среде мало помалу набирает силу трезвенническое движение, базирующееся на бесценном опыте наших предшественников. Петербуржцы остаются верными последователями апостолов трезвости – священника Александра Рождественского и протоиерея Петра Миртова, председателей знаменитого Санкт-Петербургского Александро-Невского общества трезвости. У москвичей также есть достойный пример для подражания – деятельность Московского Епархиального Общества борьбы с народным пьянством, Покровителем и Почетным председателем которого был священномученик митрополит Владимир, а Почетным членом Ее Императорское Высочество преподобномученица Великая Княгиня Елисавета Феодоровна. В Екатеринбурге активно действует создано Епархиальное общество Трезвение, а с июля 2003 года по решению Конференции православных трезвенников стало действовать Всероссийское Иоанно-Предтеченское братство «Трезвение».

Конечно, наша работа в общецерковном масштабе не сопоставима с ее размахом до Первой Мировой войны. Поэтому необходимо объединяться всем православным трезвенникам.

06.10.2007

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.